Подарок деда Кузьмича
«Рыбалка – это не увлечение, не привычка и, тем более, не просто желание заняться чем-нибудь в свободное время.
Рыбалка сродни поэзии: это – состояние человеческой души».

Подарок деда Кузьмича

Подарок деда Кузьмича

На рыбалку я отправился с первой же маршруткой. День обещал быть хорошим: по голубому небу гуляли редкие кучерявые облачка белесо-серыми вуалями. Дождя по всем предположениям не должно было быть: на траву пала обильная роса. Под радостные раздумья о предстоящей рыбалке не заметил, как подкатил к своей остановке. Пятнадцать минут ходу через лесок - и я на водоеме.

На заливе сидел сгорбленный старик, колдуя над своими удочками. Поздоровавшись, я поинтересовался клевом.

- Хорошо берет карась после нереста, но быстро сдергивает наживку, треклятый, только успевай насаживать, - сокрушался дед.

- А на что ловишь, деда? - спросил я.

- Аккурат на хлеб и на личинок жуков. Выбираю самых крупных. У нас их пруд - пруди в перепревшем навозе. Было бы здоровье копаться да выбирать энту живность, - проворчал дед.

- А как вы определили, что карась после нереста? - заинтересовался я дедовыми наблюдениями.

- А ты взгляни, милок, на карасей. Видишь, плавнички у них красные? Аккурат покраснели перед нерестом, - ответил дед.

- Так ведь карась мечет икру порциями, в несколько приемов, - заметил я.

- Знаю! - повернулся ко мне дед. - Счас на дворе начало июля, значица, карась уже выпростался в наших краях. Несколько ден он болеить, крыжится, а затем начинается евоный жор.

Я взглянул на дедов улов и ахнул. В самодельном садке плескались караси граммов по 600-700. Тут же обратил внимание на дедову удочку. Комель удилища сделан из высушенного тала, далее шли два колена бамбукового удилища, а вершинка - из отмоченного можжевелового прута - это мне позже сказал сам дед. Леска сечением не меньше 0,5 состояла из четырех-пяти добротно связанных концов. Поплавок также аккуратно выстроган из пробки. Крючок - крюк, иначе и не назвать, - был не меньше номера 14-15 по старой классификации.

- И как же ты ловишь, деда, такой допотопной удочкой? - не удержался я

- Вполне нормально ловлю! - ответил тот.

- Быват, сядет евоный родитель этак килограмма на два, на три, вот с ним-то хлопот предостаточно, пока выпрешь его на берег.

- А вы и таких ловили? - усомнился я.

- Еще как! В ранешние времена были и покрупнее - до пяти килограммов попадали. Но счас таких нет, аккурат электроудочками повыбили. И кто энту напасть придумал? - побагровел дед. - Всю живность извели, треклятые, которой питается рыба... Я одних недавно наладил куда подальше. Приехали на «бобике» втроем, все подвыпимши, и давай ладить орудие преступления. Я подошел к ним, выстрамил их, а удочку ихнюю закинул в воду куда подальше. Так они меня так отлупцевали, испинали так, что я месяца три крыжился и отпивался травами. Но больше я их здесь не видел.

Я скинул рюкзак и присел рядом с дедом. Затем достал из рюкзака мешочек, в котором лежала коробка с запасными деталями для удочки и, копаясь в ней, обратился к деду:

- Как вас звать-величать?

- Кузьмичом кличут! - ответил мне дед.

- А кой годик вам идет, если не секрет? - не унимался я.

- Свой век доживаю! - гордо ответил он. -Недавно девяносто восьмую вясну встретил.

Я чуть не привстал.

- Сильно же ваше поколение! - удивился я.

- Две войны прошел, трех бабок пережил, похоронил, а сам живу и смерти показываю кукиши, - усмехнулся Кузьмич.

В это время метрах в тридцати ударила огромная щука.

- Вона, проказница, мелюзгу гоняет. Счас бы ей блесенку подкинуть, - засмеялся Кузьмич.

Я встал и протянул Кузьмичу наскоро собранный сверток.

- Это вам, деда, рыбачьте. Здесь лески три катушки сечением 0,2; 0,3 и 0,4 и крючков разных номеров с сотню.

Дед по-молодецки встал, посмотрел на меня добродушно и, осенив себя крестным знаменем, промолвил:

- Спасибо тебе, милок! Дай Боже тебе здоровья и светлых, радостных дней. На нашу пензию, что дает нам наше правительство, не разживешься. Хорошо, что ноги еще носят. Ловлю рыбку и продаю на хлеб, иначе давно бы ноги протянул, - в глазах у Кузьмича блеснули слезы. - Сделаю ж я тебе небольшое приятное для тебя признание. Слушай. Об энтом деле мало кто знает, а ты знай. Я сижу перед ямой - на выходе из нее. Вона кустик видишь на берегу таволожный? Это, значица, вторая ямка, но она помельче энтой, а третья, самая глубокая, аккурат в трехстах метрах отседова, напротив двух молоденьких березок. Там всякая крупная рыба гостит, в том числе и судак наведывается.

Я попрощался с Кузьмичом, он сердечно меня обнял. Решил пойти к самой глубокой яме. Две молоденькие березки я сразу нашел. Расположился, приготовил спиннинг со ставкой на белую рыбу. На ставке два крючка. На один насадил «бутерброд» - мелкого навозного червячка плюс небольшой пенопластовый шарик, сдобренный ванилином, на второй крючок - два опарыша и пенопластовый шарик. Не успел закинуть насадку - сильнейшая поклевка. Я подсек и стал выводить рыбу на берег. Вдруг - удар, но я тут же понял, что мой улов атаковал какой-то крупный хищник. Затем последовал второй удар и... леска провисла. Вытянул ставку на берег - одного крючка нет. Наладил свой спиннинг, прицепив к карабину любимую вращалку. На втором же забросе на тройник села щука-травянка килограмма на полтора, и дело пошло. Такого жора щуки я давно не припомню: хищница рвала блесну, словно оголтелая. С одной я провозился минут двадцать. Щука потянула на безмене без малого пять килограммов.

- Хватит! - приказал я сам себе. - Надо и белой рыбки поймать на жарево теще.

Я собрался и отправился ко второй яме. Деда уже не было. С первого же заброса пошел мерный карась речной формы, изредка попадалась крупная плотва и красноперка.

За хорошей рыбалкой не заметил, как проскользнул день. К вечеру неожиданно появился Кузьмич. Он обрадовался, увидев меня.

- Пришел вот на вечернюю зорьку. Знай, милок, здесь на выходах из ям часто сазан балует. Вот я его и караулю по зорям.

- Кузьмич, возьми у меня рыбы, уж больно много я ее сегодня поймал на твоих ямах. - обратился я к деду.

- Что ты! - отмахнулся Кузьмич. - Мне и своей хватает.

Не слушая его уговоры, я оставил себе большую щуку и килограмма два белой рыбы, а остальное переложил деду.

Мы сердечно попрощались. Глаза у Кузьмича были влажные. Усаживаясь на берегу, он что-то говорил себе под нос. Я расслышал: «Есть еще добрые люди на свете!»

С тех пор прошло уже два года. Кузьмича я больше не встречал. Но когда бы я ни пришел к ямам, которые он мне показал, я всегда бываю с рыбой.

В.Копылов

Рыбалка на набережной Москвы реки

Рыба ловится там, где ее ловят. Так я обычно отвечаю на вопрос приятелей о том, где ловить.

Необычная рыбалка

Мы приехали ловить щуку на жерлицы в Исаковский залив Истринского водохранилища. Воду сильно сбросили и жерлицы мы выставили там, где подо льдом было от 15 до 30 см. воды.

В кустах меня поджидала щука

Каждый год я езжу рыбачить на Урал, на родину. Как-то раз, в довольно хмурый сентябрьский денек, я отправился ловить на лесную речку Сергу. Пока добирался, дважды прятался от дождя, а когда...

Река Сосенка. Не броско, но со вкусом

Река Сосенка находится всего в 20 км от Московской кольцевой автострады. Да и речкой-то ее трудно назвать. Если летом бросить взгляд на нее, пересекая на автомобиле по Калужскому шоссе, -...

Окунь подо льдом. Польза подледных съемок

Все то, что делает и придумывает рыболов, сидящий над лункой, будем говорить прямо, игра в одни ворота. Все его ухищрения в выборе приманок и вариантов игры этими самыми приманками построены...

Горячие советы для холодного льда

Приближается перволедье. Соскучившись за лето по зимней рыбалке, мы стремимся как можно быстрее выйти на лед, забывая порой, какие опасные неожиданности таит в себе неокрепший лед. Собираясь на зимнюю рыбалку...