Рыбалка на льду. Когда не клюет
«Рыбалка – это не увлечение, не привычка и, тем более, не просто желание заняться чем-нибудь в свободное время.
Рыбалка сродни поэзии: это – состояние человеческой души».

Рыбалка на льду. Когда не клюет

Рыбалка на льду. Когда не клюет

Сборы в то зимнее утро были долгими, скрупулезными и не на шутку опостылели домочадцам.

- Люсь! А, Люсь! А ты стульчик не забыла положить? А ложки? А кружки приготовила?

На что раздраженный голос жены отвечал:

- А телевизор тебе с собой не положить? А может, ты и видеомагнитофон еще прихватишь?

- Люсь! А ты «это» положила?

Из кухни показывается угрожающий силуэт со скалкой в руках:

- А вот это ты видел?

- Понял.

Но мы же не дураки, сами понимаете. «Это» мы взяли по дороге. А чтобы дорога не показалась длинной и томительной, то к «этому» приложились сразу - по чуть-чуть. Ну, а так как в Сашином понимании «чуть-чуть» - это не меньше 250 г на один глаз, то, когда приехали, он еще долго досматривал свои то ли сладкие, то ли кошмарные сны.

Ни на какие уговоры вроде «Вставай, приехали!» он не реагировал.

Наконец-то уложил свой скарб на салазки. Что не уместилось, повесил на плечи, что-то взял в руки. Свободными остались только зубы.

- Бать, ты че ерунды всякой набрал, на зимовку собрался, што ль? Иль жить здесь хочешь остаться?

- Надо мне. Понял? Вряд ли Серега понял. В ответ он только улыбнулся.

Все готово. Вперед! По привычке глянул на часы.

- Ого! Полдвенадцатого! Дособирались.

Морозный снежок бодро хрустел под ногами. Навстречу двигалась фигура рыболова. С каждым шагом она становилась все больше и больше.

- Серег, так это ж Афанасич... Ну, точно, он.

Подошедший дед Афанасич протянул свою горячую, несмотря на мороз, руку.

- Здорово, мужики! А вы че, на рыбалку?

- Ну. Клюет?

- Да какой тут клюет. Сидел, сидел, комары закусали - я и пошел домой.

Дед махнул рукой и поскрипел к своему задрипанному «жигуленку». А мы с недоуменными физиономиями еще долго смотрели друг на друга.

Подошли к водохранилищу. Перед нами открылись замечательные степные просторы. А под ногами - много, очень много воды и много рыбы.

Но в тот день клевать рыба не хотела. И первым признаком тому была обстановка на льду.

- Сегодня мы ничего не поймаем. Обрадовал. Почему это?

- Смотри, Сереж! Видишь: люди ходят то туда, то сюда. Место ищут. А если бы клевало, их со своих лунок никакой гаубицей бы не согнать. А теперь обрати внимание: народ шумит. Болтают, перебивают друг друга, смеются. Отчего это? А клева нет, не у дела они. Если бы клевало, каждый уткнулся б в свою лунку и таскал бы, да потихоньку, чтобы соседи не видели. А тут, как на базаре.

Подошли к первому попавшемуся мужику, спрашиваем:

- Ну, как клев?

- Да какой ... клев! Ну его! Прикормку две тонны, высыпал! Мормышки, всякие менял, лески, насадку, а она, чтоб ее!

Все одно, что в унитазе рыбачишь!

Да, лучше бы и не спрашивал. Надолго уши заложило.

Присмотрели место, забурились, прикормили, сидим, ждем.

За четыре часа не увидели ни одной поклевки, хотя пробовали все, что можно. И давно можно было бы уехать, но морозец, солнышко, бодрящий зимний воздух и юмор русского мужика взяли нас в плен!

Чего только, каких забавных историй не услышишь в минуты бесклевья!

«Ну, мы, это... Раз собрались с мужиками на рыбалку - не получилось. Второй - то же самое, третий... На четвертый раз кое-как выехали. Приезжаем на водоем, выходим из автобуса, а там - пурга, метель, холодрыга ужасная. Мы обратно в машину. Сидим, думаем - что делать. Все же решились: была - не была.

Подходим к водоему! - Сидит дед, лет эдак семидесяти пяти, рыбачит.

Без шапки. Холод собачий, метель, а он без шапки. А шапка евонная рядом на льду валяется, уже снегом запорошило. Дед весь посинел, местами, аж чернеть начал.

- Дедуль, ты че, тронулся? В такую погоду без шапки-то? Простынешь ведь!

- Че, че... Вон, видишь, там, рыбаки сидят?

- Ну, вижу.

А до рыбаков метров пятьдесят.

- Ну, ну... Так вот, мы вместе. В прошлый раз они меня позвали, а я не услышал».

После этого рассказа на несколько секунд воцаряется полная тишина, а потом, словно раскаты грома, прокатывается басовитый мужской смех.

Только подошедший Саша с помятой физиономией даже не улыбается. Видно, ему не до смеха.

Слышится чей-то голос, задыхающийся от смеха и кашля:

«Это ерунда, вот у нас было... Приехали мы на озеро. А уже вечереть начало. Что лучше: сперва сети поставить, или сперва поужинать? Ехали долго, проголодались. Решили поужинать.

Ну, «поужинали» прилично, как полагается.

Потом поплыли сети ставить.

На утро кое-как встали. Головы трехпудовые.

- Ну, че, сначала позавтракаем, а потом пойдем сети проверять?

- Нет! - кричим в один голос. - Сначала сети!

Садимся в лодку, проплываем озеро вдоль и поперек - нет сетей.

- Сняли!

Тут один поднимает голову и видит: сети-то между двумя телеграфными столбами натянуты.

- Ты че, абориген драный, ты где сети поставил?

- Где ты греб, там я и ставил...»

Новый взрыв мужицкого смеха еще поднимает настроение.

Долго, до самого вечера продолжались такие рассказы. Вот он, русский мужик, вот его особенность. Казалось бы, клева нет, зря ехали за тридевять земель. А он - смеется, да еще как смеется!

Но не одно хорошее настроение увозил я с собой с водохранилища. В дни бесклевья всегда можно познакомиться с единомышленниками, поспрашивать, чему-то научиться, обменяться опытом, узнать о новых местах. Во время клева этого не будет, там каждый занят своим делом.

В.Николаев

Оруженосец Санька

Пасмурная октябрьская ночь непроглядной тьмой накрыла реку, кусты ивняка, прибрежный ольховник, скошенный луг с черными горбами стогов, лес, в желтоватой полосе над которым угадываются дальние огни города. Ветер шумит в...

И днем и ночью на Сыр-Дарье

В июньскую ночь, накануне открытия спиннингового сезона, всякий уважающий себя удильщик не в состоянии усидеть дома. Помешать этому может только стихийное бедствие. Кончился двухмесячный запрет в период нереста и рыболовы...

О мормышке, кивке и любимой удочке

Как давно это было, а кажется, будто вчера! Однажды мой сослуживец Николай Гаврилов предложил мне поехать на подледную ловлю. Оказалось, что большая группа рыболовов из города Рени Одесской области наметила...

Зачем рыбаку GPS?

Процесс покупки навигатора GPS растянулся на довольно значительное время, терзали смутные сомненияв целесообразности затрат.

Золотистая трисса

Золотистая трисса — Thryssa dussumieri (Valenciennes, 1848). Трисса Дюссюмье; Dussumier’s thryssa [anchovy], gold-spotted [frill-tailed] anchovy (англ.); bacarte mandelo (исп.).

Под прессом атмосферы

Под прессом атмосферы «На каждого из нас давит столб воздуха, массой...", – помните такую или примерно такую фразу, которой школьный учитель пытался привлечь внимание сидящих за партами оболтусов к соответствующему...