Налимьи сумерки
«Рыбалка – это не увлечение, не привычка и, тем более, не просто желание заняться чем-нибудь в свободное время.
Рыбалка сродни поэзии: это – состояние человеческой души».

Налимьи сумерки

Налимьи сумерки

В конце ноября мне с напарником удалось сделать вылазку на Рыбинское море, которая выявила некоторые закономерности клева налимов на мормышку и на живца.

Рыбалка началась с ловли живца прямо в Рыбинске, рядом с набережной Волги. Дело в том, что на водохранилище с его необъятными просторами на поиск результативной по живцу точки приходится тратить слишком много времени. Поймать живца в городе гораздо проще. Места давно известны, да и течение способствует постоянной активности рыбы разных видов. Например, та же плотва, которую на море ловят чаще всего весной, здесь клюет всю зиму. А некрупных полосатых или ершей наловить вообще просто.

Дорога до моря сейчас очень трудная. Из-за непрекращающегося неделю снегопада дорожные службы, похоже, просто не успевают расчищать трассу. Да и сама она, изобилующая поворотами - больше полусотни на 50 километров, - не способствует комфортной и быстрой езде.

Зато, сидя на пассажирском месте, можно наблюдать удивительную красоту вокруг. Лес, засыпанный снегом, напоминает зимнюю сказку. Белые ветви берез, шапки снега на еловых лапах... Какое-то все вокруг новогоднее! Хотя до праздника еще далеко.

Как мы были недовольны в предыдущие выходные непрекращающимся мокрым снегом и как на самом деле надо было радоваться, что тогда была оттепель! Если бы такой снегопад случился при легком морозце, то дальше пары километров от берега было бы просто не уйти. Сейчас чуть подморозило, и снег перестал уплотняться. У берега надуло сугробы по колено. В среднем по морю слой снега в 20-30 см, а в районе полосы торосов снежный покров доходит до полуметра.

Естественно, такое количество снега создало сильное давление на сравнительно тонкий лед. Старые трещины порвало, пушистый снег стал, как губка, впитывать воду. Поля сухого снега чередуются с настоящей мокрой кашей, плюхать по которой не самое большое удовольствие. Если по чистому льду мы не напрягаясь шли 5-5,5 км/час, то по снегу скорость уменьшилась до 3-3,5 км.

Но в предвкушении хорошей рыбалки да со свежими силами шагалось легко. Пришли аккурат к сумеркам. Не отдыхая, зарядил несколько поставух, очистил от шуги старую лунку, насадил на мормышку тюльку, вымерял дно, положил удочку на лед и налил себе чаю. Чай в левой руке, удочка в правой. Несколько глотков и - перевести дыхание.

Равномерно постукиваю приманкой по дну. Вдруг вес приманки исчезает, потом на леске возникает тяжесть. Чай летит на лед. Налим ворочается у лунки. Ух!

- Андрюха, я поймал! - кричу напарнику, сидящему в сотне метров от меня. - Я тоже!

Ну и здорово!

Еще чаю и продолжаем.

В прошлый раз я заметил, что поклевки налима на мормышку начинаются только в глубоких сумерках. И на этот раз ничего не изменилось. Первые налимы оказались на льду только около 17 часов. Интересно, что если в прошлые выходные, при стабильном плюсе, налим только играл насадкой, не желая ее брать, то теперь, с наступлением небольшого морозца, он стал брать более активно и уверенно садится на мормышку. Поклевки, как всегда, достаточно осторожные, похожие на повисание. Ударов нет, но это и не удивительно. Чаще всего налим выбивает удочку из рук уже в период посленерестового жора.

Еще одно наблюдение касается того, что налимы пока ползают в одиночку. Нет того удовольствия, когда, попав на «тропинку», дергаешь по 2-3 штуки за проход.

Большинство налимов стандартных размеров - в районе килограмма. Но удалось выловить и несколько крупных «мамок». Одну из них высидел напарник. «Мамка» оказалось весом больше 3 кг - такого налима я причисляю к трофейным для нашего водохранилища экземплярам.

Интересно, что в течение всего вечера налимы попадаются на поставухи разрозненно, но есть «тропы», на которых сразу несколько поставух работают постоянно уже который день. В окрестностях этих работающих поставух и были пойманы рыбы на мормышку.

В этот раз, в отличие от прошлой поездки, стук привлекал налима больше, чем живец. Буквально в паре метров от одной из рабочих поставух пробурили лунку, и за вечер на ней было пять налимьих поклевок. За это время на живого окунька рядом попался всего один налим.

Впрочем, интерес налимов к мормышке был недолгим. Последний был пойман где-то в 19:30, после этого поклевки прекратились. Но на поставухи налим продолжал попадаться и потемну, хотя и не так активно, как в сумерках.

Выключив налобный фонарик, оказываешься в полной темноте... Только легкий шум ветра нарушает окружающее безмолвие. Непрекращающийся снегопад давно скрыл берег, но глаза быстро привыкают к темноте, и вот уже начинаешь различать детали. Вон, в сотне метров, сидит напарник. Отсюда идет ряд моих поставух. Внезапный шорох, чем-то похожий на вздох, заставляет вздрогнуть. Озираюсь по сторонам. Никого. Как-то неуютно. Включаю фонарик. Снова кто-то вздохнул совсем рядом. Шарю лучом света. Да это же налим извивается на снегу, издавая такой странный шорох!

Мы досидели до 12 часов, когда налим перестал попадаться и на поставухи. Следующего пика активности можно было ожидать только к утру. Но живец у нас уже кончился, да и хотелось выспаться по-человечески.

Обратная дорога была особенно трудна. С тяжелым уловом, по снежной каше. К ночи немного подморозило, и в тех местах, где лед полностью пропитался водой, приходилось с каждым шагом проламывать ледяную корку. Скоро чуни покрылись ледяными наростами. Много раз останавливаемся передохнуть. Найдя пятно сухого снега, падаем на мягкую белую перину.

Все расстояния в темноте увеличиваются. Навигатор вяло отсчитывает оставшиеся километры. Жаль, что вовремя не забили в него проходы в торосах. При прохождении торосов нужно быть очень осторожным. Лед там полностью не промерзает, и мы умудрились пару раз провалиться по колено. Правда, успели быстро выскочить из воды.

Легче, конечно, было бы вернуться по проторенному следу, но наши следы за вечер успела скрыть метель.

Голова выключается. Какие-то вялые мысли возникают, тут же исчезая. Все подчинено монотонному переставлению ног.

Наконец стала видна темная линия леса на берегу. У машины сбросив рюкзаки, переводим дух, пьем оставшийся чай. «Завтра за судаком?» - «Наловимся еще судака-то. Пойдем за налимом!»

Вскрытие показало, что налимы голодны. Редко в какой из рыбин найдется полупереваренная тюлька.

А.Галкин

Старик Небалуев зажигает озеро

...День угасал медленно, с неохотой, в полнейшей тишине и безветрии. Под знойным вечерним небом низкая и сырая пойма реки Нямжи закурилась белесым туманцем, поперек реки легла закатная полоса киновари. Благословенный...

Дневник рыбалки. Енотаевка. Астраханская область

21 октября 2001 г. 5.00 утра. Нас трое — Александр, Петр и я. После семнадцати часов езды на «девятке» с прицепом мы на реке Енотаевка, в трех километрах от поселка...

Обловил

Зной лежал неподвижно и тяжело, раскалив и выбелив горизонт там, в верхнем течении, где в неверном плывущем мареве виднелась Чебоксарская ГЭС. Но, может быть, это мираж?

Ловля леща на "Вертолет"

Любопытную ловлю леща довелось мне недавно наблюдать на Оке. Почти напротив Серпухова есть лещовая яма, а точнее, канава, 8-9 м глубиной, которая когда-то получилась в результате работы драги. Когда лещ...

Пшеница для плотвы

Сухогруз уже несколько дней загружался на Иртыше пшеницей, которую транспортером подавали из зернохранилища прямо в трюм. Она то и дело сыпалась за края ленты, падая в стоячую воду заводи, и...

Северная двухлинейная камбала

Северная двухлинейная камбала — Lepidopsetta polyxystra Orr et Matarese, 2000. Двухлинейная камбала, белобрюхая камбала; northern rock sole (англ.): sole du Pacifique (фр.); shumushugarei (яп.).