Название ему - Щучье!
«Рыбалка – это не увлечение, не привычка и, тем более, не просто желание заняться чем-нибудь в свободное время.
Рыбалка сродни поэзии: это – состояние человеческой души».

Название ему - Щучье!

Озеро Карельский перешеек

Меня всегда манили к себе глухие лесные озера — труднодоступные и таинственные, к которым ведут лишь едва заметные тропы и где только изредка можно увидеть человека. Таких уголков почти не осталось рядом с крупными городами, но в северо-восточном районе Карельского перешейка еще сохранились кое-где подобные места.

Вот к такому озеру я и шел, долгие километры пробираясь по лесу, ориентируясь только по компасу.

Пройдя небольшое мягкое болото, заросшее дурманящим багульником, кустиками гоноболи и редкими низкорослыми сосенками, я оказался в светлом прозрачном березняке и сразу почувствовал, что конец путешествия близок. Последние метры иду тихо-тихо, будто боюсь спугнуть что-то...

И, как всегда неожиданно, лес расступается, и вот она, новая встреча — дивная, запоминающаяся на всю жизнь!

Небольшое озеро — метров пятьсот в поперечнике, почти овальной формы. Грустно застыли кусты ольхи и березы над темной водой — отражения их неподвижны. Серое небо над головой спокойное и безразличное...

А вокруг безмятежная тишина и покой!

Я стою на берегу и смотрю в воду — она прозрачна и чуть коричневата; на дне слой мягкого, будто пух, ила, припорошенного прошлогодними листьями.

Поверхность озера молчалива: ни всплеска, ни кругов — впечатление такое, будто все здесь вымерло... Однако нет! Вот из-под листьев кувшинки показался небольшой окушок, медленно, невозмутимо прошелся он почти у берега и исчез в глубине.

Ну, слава богу, жизнь, какая-никакая, а есть — можно готовить снасти.

Впрочем, на Карельском перешейке есть глухие лесные озера, как правило, небольшие, в которых нет никакой рыбы. Они обычно торфяные, а значит, и кислотность воды очень высока. Содержание кислорода низкое — весь забирают перегнивающие остатки растений. А ко всему еще, подобные водоемы часто промерзают до дна.

Но здесь были признаки, указывающие на то, что жизнь в озере все-таки есть!

Первым делом я вырубил жердь и промерил слой ила — он был сравнительно небольшим — около 0,5 м, но, главное, не ощущалось резкого запаха сероводорода, первого признака разложения, а значит, и постепенного умирания озера.

Во-вторых, вокруг было много камыша, что уже является хорошим признаком, так как это растение весьма привередливо: в озерах, где ухудшается кислородный режим, оно быстро погибает.

И в-третьих, вода, даже в прибрежной зоне, была сравнительно холодна, что говорило о наличии ключей, которые и поддерживали жизнь озера.

Все эти размышления настроили меня на веселый лад и небо уже не казалось таким серым.

Быстро опустив на воду резиновую лодку, первым делом занимаюсь промером глубин. И надо сказать, они меня ошеломили — в центральной части озера глубомер лишь на тридцатиметровой отметке достиг дна. Даже совсем недалеко от берега было около шести метров.

Потратив на изучение озера почти целый день, и не найдя ни одной луды, решил ловить с берега, с глубины примерно в три метра.

В подобных иловатых водоемах очень важно найти участок с песчаным дном — здесь чаще всего держится рыба. Именно такое место я и нашел под вечер.

Засыпал прикорм, перепробовал все имеющиеся насадки: опарыша, червя, тесто — ни единой поклевки. Берусь за спиннинг. Десятки забросов

—        никакого эффекта. Меняю блесны

—        опять ничего...

Солнце все ниже и ниже, и жизнь в озере, между тем, начала оживать: то тут, то там расходятся широкие бесшумные круги, под берегом в кустах всплески некрупной рыбы — а у меня пусто. Что за наваждение?..

Зато на закате озеро подарило мне запоминающуюся картину: буквально в 30 - 40 м крупная щука схватила рыбу, причем хищница как-то очень долго возилась с жертвой прямо на поверхности, демонстрируя то пасть, то широченный хвост. Сцена эта продолжалась минуты две...

Это событие так взбудоражило меня, что я решил прекратить   ловлю. Пора готовиться к ночлегу. Развел костер, наломал лапника, экраном-отражателем послужила лодка. Накрываюсь куском полиэтилена.

Кто бывал один ночью в глухом лесу, тот наверняка согласится — порой становится жутковато. Просыпаются все первобытные страхи, и я подчас чувствовал себя пещерным человеком, окруженным таинственными, невидимыми существами.

Но северная июльская ночь коротка, и в полчетвертого я уже выползаю из-под одеяла, трясущийся от утреннего холода и сырости. Развожу костер — дымится крепчайший чай. Настроение быстро улучшается.

Совершенно ясно, что на наживки, привезенные из города, рыба клевать не хочет — похоже, что с ними она просто незнакома. Надо искать что-то другое. Подхожу к воде. Озеро окутывает такой плотный туман, что буквально в 4 - 5 м не видно поплавка. Вскоре нахожу множество шитиков, которые и послужат насадкой.

Заброс — и буквально через минуту вытаскиваю окуня граммов на двести. Затем еще и еще... К шести утра их у меня уже около двух килограммов. Выбираю рыбешку поменьше, надеваю на тройник и забрасываю на четырехметровую глубину. Ловля окуней так увлекла, что я напрочь забываю поглядывать на щучий поплавок.

И тут, в утренней тишине, пронзительно затрещала катушка! Ломая кусты, бегу к спиннингу. Поплавок исчез, стремительно разматывается леска. Мгновенно делаю мощную подсечку. Ощущение такое, будто на тройнике гиря! Гнется спиннинг, но, поначалу сильнейшие, толчки с каждым разом становятся слабее. После упорной борьбы подтаскиваю рыбину к берегу — широченная черная спина, тусклые пятна на боках — это щука. Отчетливо вижу, что один из крючков тройника засел в углу пасти.

И тут я делаю ошибку: пытаясь сразу закончить схватку, рывком стараюсь выбросить ее на берег, но в этот момент щука срывается и грузно заваливается прямо у кромки воды. Ошалевшая, неподвижно лежит она, широко раскрывая жаберные крышки. Нервы мои не выдерживают — как коршун, бросаюсь я сверху прямо в воду, всем телом вжимая щуку в ил, и тут же, мгновенно, выбрасываю далеко на берег. Все! Борьба закончена! Весь мокрый, грязный, рассматриваю трофей. Да... Килограммов на семь! Нечасто вытащишь такой экземпляр!

Счастливый, я сижу на берегу. Дым стелется над водой. Солнечные лучи ласково греют лицо. Передо мной карта, на которой отмечено небольшое безымянное голубое пятнышко. Теперь я знаю, как его назвать. Имя ему — Щучье!

А.Мишин

Налим на шнеке

Выезд на Тиминское озеро, что на Вологодчине, состоялся в воскресенье в начале февраля, в оттепель. С утра тянул слабый юго-восточный ветер, принесший тепло.

«Командировка» на «Рыбинку»: за «морской» щукой

Щуки весом до десяти килограммов на Рыбинском водохранилище считаются крупными, но... не уникальными.

За Волжским хищником.Речка Семеновка

На мелководных озерах Ярославской области ледовый панцирь успел вырасти до 15 сантиметров, а Волга еще только-только затянулась тонкой корочкой льда. Но звонок знакомому егерю на базу «Бриз», что стоит на...

Мормышка "Вертолет" для ловли судака

Многие любители подледной рыбалки ловят судака на приманку, которую назвали «вертолетом». Она представляет собой крупную каплевидную мормышку из свинца или припоя ПОС-30, к которой крепится кисточка из елочного «дождика» или...

Лягушки

Лягушки садовые и болотные — обитают в тенистых и сырых местах. Мелких лягушат в большом количестве можно найти по берегам речек, озер и прудов, в больших заросших ямах.

Мера успеха

Что такое в рыбалке успех? Одному рыбаку хватает нескольких матросиков, другому - и десятка кг мало. Но все равно, рыбалка - настолько интересное, увлекательное, просто красивое во всех отношениях занятие...