Рыбалка с понтона
«Рыбалка – это не увлечение, не привычка и, тем более, не просто желание заняться чем-нибудь в свободное время.
Рыбалка сродни поэзии: это – состояние человеческой души».

Рыбалка с понтона

Рыбалка с понтона

Осень. Дни стали серыми и дождливыми. Все чаще холодный северный ветер загоняет рыбу на глубину. Многие рыболовы в это время откладывают в сторону свои летние снасти и начинают перебирать зимние. Каждое утро они с надеждой поглядывают на термометр, ожидая, когда мороз скует озера звонким, прозрачным льдом и можно будет насладиться первой зимней рыбалкой. А пока — межсезонье. Но я не отчаиваюсь, а отправляюсь на понтон.

История

Когда-то, еще в социалистические времена, когда обустраивалась пляжная зона озера Сошно, привезли на пляж два понтона и поставили их в воде друг против друга. С берега к ним пристроили пятиметровые железные мостики. По праздникам на пляже устраивали гулянье, между понтонами натягивали канаты и проводили соревнования по плаванию. Сейчас ничего этого нет, но понтоны остались. Летом с них ныряют, а осенью — рыбачат.

Три группы

Рыболовы здесь делятся на три группы. Во-первых, окунятники-ершатники, во-вторых, плотвичники, в-третьих, школьники.

Школьники — это детвора, пришедшая после школы половить то, что доступнее, чаще всего — вездесущего ерша. Кому удастся подцепить окушка или плотвичку, тот считается «профессионалом», и к нему идут за советом. Обычно все это сопровождается шумом, гамом и беготней. Сам-то во время ловли крадешься на цыпочках, стараясь, чтобы не скрипнула досточка настила, а тут такое дело... Поэтому некоторые «настоящие» рыболовы, завидев идущих школьников, собираются и уходят домой. В выходные на понтонах вообще лучше не появляться, зато в будни до трех часов, пока школьники учатся, здесь раздолье.

Я обычно спокойно отношусь к школьникам, но однажды тоже не выдержал. Я сидел в гордом одиночестве на первом понтоне, где изредка поклевывал мелкий окунек, а все школьники собрались на втором. Но когда я на виду у них вытащил одного за другим двух окуней по пятьсот граммов, их толпа сорвалась со второго понтона и ринулась ко мне. После громыхания и сотрясения о рыбалке не могло быть и речи. Пришлось уйти домой.

Первые шаги

Вначале я посещал понтоны, прогуливаясь с собакой. С собой брал одну удочку с мормышкой. По дороге мы с Бимом заходили в еловый лес, где я ножом расковыривал старые пни и снимал кору с высохших деревьев. В результате мой спичечный коробок оказывался наполнен различными личинками, гусеницами, жуками. От чего-то рыба отказывалась, а что-то хватала с жадностью. В следующие прогулки я собирал уже лишь те насадки, на которые клевало.

За час — другой ловли я вытаскивал, как правило, больше, чем другие за целый день. Но дело было не только в аппетитных личинках. Многие рыболовы по старинке ловили на грубые снасти с толстой леской, значительно уступавшие по уловистости моей деликатной удочке.

Ловле очень мешал Бим. Он бегал по понтону, гремя деревянным настилом, и таскал у рыболовов, что плохо лежало. Рыболовы сначала громко выражали недовольство, а потом привыкли и стали прятать свои вещи, а собаку старались чем-то угостить. Но иногда Биму все же удавалось что-нибудь стащить. Тогда рыболов гонялся по берегу за собакой, что очень забавляло всех присутствовавших.

Позже, уходя на понтоны на целый день, я, конечно, уже не брал с собой собаку.

Окуне-Ершатники

Эти ловили в основном окуня и ерша, клевавших на первом понтоне и до середины второго. Я тоже иногда приходил за полосатиками, но не сидел на месте в ожидании подхода рыбы, как они, а постоянно перемещался, сам искал стайки. Окунь предпочитал мормышки: «уральские» и «дробинки». Ловился, конечно, он и на крючок с насадкой. Изредка к понтонам подходили крупные экземпляры, поохотиться за мелочью. К этим нужен был особый подход. «Чертик». «Дрейссена».

Неплохие результаты давал привязанный выше мормышки крючок. Мормышка лежит на дне, а крючок плавно колеблется в толще воды. Через определенные промежутки времени можно постукивать мормышкой о дно, поднимая фонтанчики мути.

Хороший эффект давала проводка «уралок» и «дробинок» по дну. Я медленно двигал удочку вдоль края понтона, и мормышка ползла по дну, волоча за собою мутный шлейф. Если других рыболовов не было, можно было протянуть мормышку от начала до конца понтона, а обратно — по другой стороне. Поклевка выражалась в резком прогибе сторожка.

Кроме «короедов», окунь клевал на червя, мотыля, ручейника. Но предпочтения его все время менялись.

Плотвичники

Несколько пенсионеров занимались исключительно плотвой, которая клевала в конце второго понтона. Они постоянно кормили одни и те же, «абонированные» ими места. Пусть кто-нибудь сядет до прихода хозяина на его место — он будет «обласкан» самыми «изысканными» оборотами русского языка.

Плотвичники ловили с маленьким крючком, в десяти сантиметрах от которого находилось тяжелое грузило, сгибавшее грубый сторожок. В качестве насадки шел «репейник», реже — тесто. Прикормка — белый хлеб. За день у плотвичника при нормальном клеве скапливалось два — три килограмма рыбы. Обычно к трем часам дня пенсионеры сворачивались, чтобы успеть продать рыбу на базаре. Выручка шла в дополнение к скудной пенсии или расходовалась на бутылку горячительного.

Я ловил плотву исключительно на мормышку. К тонкой леске (0,08) привязывал «чечевицы», «дробинки» и «зернышки» светлых тонов. Клевало как «на игру» с медленным подъемом мормышки от дна, так и на неподвижную приманку. При ловле «на игру» годились любые насадки, соизмеримые с мормышкой, на неподвижную же мормышку — только «репейник».

Если долго не было поклевок, я использовал следующий прием. Установив удочку на понтоне, я забрасывал мормышку рукой как можно дальше. Упав в воду, она по дуге опускалась на дно, привлекая плотву. Поклевки случались как во время движения, так и сразу после достижения приманкой дна.

В качестве прикормки я тоже использовал белый хлеб, к которому рыбу приучили «корифеи». Применение других прикормок приводило к тому, что плотва крутилась около мормышки, даже стучала по ней, но как-то вяло, и подсечки были пустыми.

Кроме плотвы иногда попадалась мелкая густерка, отдававшая предпочтение тесту.

  • Понтоны, мостки, стоящие на якоре баржи — все это типичные места ловли в холодное время года. В Центральной России рыбалка здесь обычно ограничивается осенним периодом, в более же теплых краях, где зимой водоемы не замерзают, она продолжается нередко с октября по апрель, до весеннего паводка.
  • Поскольку рыба любит прятаться под «крышей», удобнее всего здесь ловить в отвес, не слишком длинными (не более 5 м) удилищами с катушкой и сторожком. Удочки без катушки крайне неудобны.
  • Такие места как будто специально созданы для мормышечников.

С.Новиков

Я учусь нахлысту

Принимаясь за такого рода статью, я полностью отдаю себе отчет в том, что подставляю себя под огонь критики со всех сторон, особенно со стороны нахлыстовиков со стажем. Но надеюсь, что...

Рыбалка на канале им. Москвы

Не имея возможности посвящать рыбалке выходные, я, как и многие, вынужден уделять своему увлечению только вечера после работы. Водоемом моих рыбалок «после трудового дня» стал канал им. Москвы. Это своеобразный...

Зимняя ловля подлещика на озерах

Ловля подлещика на озерах - это интересное и не очень простое занятие. В данной статье я попытаюсь раскрыть некоторые секреты ловли этой осторожной рыбы. Несмотря на то, что в названии...

Блесна - Незацепляйка

С помощью нехитрого приспособления можно любую блесну превратить в "незацепляйку". Отрезок силиконовой трубочки или нежесткого кембрика длиной 3-5 см и диаметром 3,5-4,5мм с не очень толстой стенкой натягивается на оправку...

Амур

Амур рыба стайная. Тело удлиненное, зеленовато- или желтовато-серое на спине, темное с позолотой на боках, золотисто-светлое в брюшной части, чешуйки (кроме брюшных) с темной окаемкой, лоб широкий, радужина глаз золотистая...

Ночная схватка

Ранним утром мы сидим на берегу и поджидаем Матвеича. Он согласился проводить нас на дальнее зимовье за двадцать с лишним километров вниз по Ыллымаху — реке быстрой и своенравной. После...