Аномальные поклевки - Рыбалка. Рыболовный сайт "Ни Хвоста, Ни Чешуи..."
«Рыбалка – это не увлечение, не привычка и, тем более, не просто желание заняться чем-нибудь в свободное время.
Рыбалка сродни поэзии: это – состояние человеческой души».

Аномальные поклевки

Странные поклевки

Характерное поведение, характерные повадки и, наконец, характерные поклевки рыб разных видов известны рыболовам и из личного опыта, и из многочисленных публикаций. Знают они, как лещ кладет поплавок, как бьет по блесне судак, как уверенно и смело берет наживку красноперка, как теребит червячка плотвичка, как мертвым зацепом садится горбач, как исчезает в голавлиной воронке кузнечик, как слабеет натяжение лески при щучьей атаке вдогон, как... Я мог бы продолжить этот перечень, а многие читатели наверняка помогли бы мне в этом. Ведь эта тема актуальна у рыболовов всегда, и всегда она будет обсуждаться и смаковаться, когда вспоминают яркие эпизоды рыбалки.

Но есть среди огромного числа пережитых поклевок такие, которые могут быть отнесены к разряду нетипичных, нестандартных, необычных или даже экстравагантных, которые запоминаются на всю жизнь. Как правило, они происходят либо в период отсутствия клева, когда рыболов меньше всего ожидает подвоха и провокации, либо в тот момент, когда рыболов по каким-то причинам отвлекся от любимого занятия, либо, наконец, в период, когда он сознательно или непроизвольно отошел от привычных приемов манипулирования снастью.

Рыбы — далеко не одинаковые создания. Каждая рыба, как и каждый человек, обладает своим индивидуальным характером и темпераментом. По-моему, именно темпераментом объясняются различия в стиле (если так можно выразиться) поклевок рыб одного вида и возраста. Авторами из ряда вон выходящих поклевок являются, конечно же, рыбы-холерики.

Коллекционирование, создание своеобразной «кунсткамеры» фактов аномального поведения рыб может привести не только к появлению увлекательного чтива, но и к накоплению материала для более глубокого изучения жизни водных обитателей. А начинающему рыболову такая коллекция помогла бы узнать, на что способны изобретательные, коварные, шаловливые и азартные рыбы, чтобы правильно и своевременно реагировать на их любые выкрутасы.

Две поклевки – два рекорда

Во всех байдарочных путешествиях, в которых мне приходилось участвовать, мы обязательно устраивали соревнование на самую большую и самую маленькую рыбу похода. Азартное соперничество делало наши туристские будни более веселыми и разнообразными. Так было и в 1995 году, когда мы, четыре байдарочника-рыболова, оказались на просторах Повенецкого залива Онежского озера.

В тот июль на лудах хорошо ловились хариусы и сиги, и мы каждый день с удовольствием отдавались рыбалке. В один из вечеров мы вернулись поужинать в лагерь, разбитый на небольшом островке. Так как после ужина рыбалка должна была возобновиться (белые ночи Карелии это позволяли), то байдарки не стали разгружать и вытаскивать на берег. А вот удочки кто оставил прямо в лодке, кто прислонил к березе, а Вася просто бросил на берегу около воды. Небрежно бросил, даже леску не смотал. Причем поплавок оказался на земле, а крючок с остатками червя упал в воду рядом с берегом.

Мы все расположились у костра и сели так, что мне с моего места была хорошо видна Васина удочка. И вот, занимаясь своим делом, я совершенно непроизвольно замечаю, что поплавок сползает в воду и, набирая скорость, скользит прочь от суши.

Как ошпаренный, я бросился к удочке, сделал подсечку и, под стенания хозяина, требовавшего назад свою удочку, выволок после нешуточной борьбы полукилограммового окуня.

Вася тут же отобрал у меня снасть, насадил великолепного червяка и бережно уложил все, как было. Вернулись к костру, но теперь уже он занял мое место. И надо же — спектакль повторился, только на этот раз сам владелец удочки рванулся к ней для выполнения подсечки. Но борьбы не последовало: одновременно с подсечкой на берег вылетел малюсенький ершик, длина которого после многократных замеров оказалась 5 см и 2 мм.

До конца похода нам не удалось поймать окуня большего веса и ерша меньших габаритов. Первый рекорд засчитали мне, а второй — оскорбленному Василию.

На глиссирующую стрекозу

На Западной Двине в солнечные июльские дни неплохие результаты давала ловля в роспуск на кузнечика или стрекозу. Клевали обычно приличные язи и плотва.

В один из таких дней я ловил в роспуск с байдарки, привязав ее к нависшим над водой ветвям ивы. Было уже поймано восемь подъязков по 300-400 г. Солнце начало прятать свои лучи за верхушки деревьев, клев прекратился, а в 15 метрах от меня все еще продолжала играть на течении никому не нужная стрекоза.

Разнесся по реке крик из нашего палаточного лагеря, призывавший на ужин. Подняв удилище, я стал быстро накручивать леску на катушку. Мокрый, слипшийся комок, теперь уже ничем не напоминавший изящную стрекозу, приближался к байдарке, оставляя за собой расходившиеся по водной глади «усы».

И тут случилось неожиданное: за пять метров до байдарки бесформенную наживку стремительно атаковала из глубины какая-то рыба. Успел я сделать подсечку или нет? Не помню. Но рыбу не упустил. В итоге моим трофеем стал окунь, оказавшийся значительно крупнее самого большого подъязка.

Как в дельфинарии

Июль 2002 года. Река Суна на юге Карелии. Ловля спиннингом с байдарки. Девять часов утра.

У меня уже две щуки и два средненьких окуня. Безрезультатно обловив один привлекательный омуток, я решил сменить место. Положил удилище на фальшборт и взял в руки весло. Медленно и осторожно стал перемещаться вдоль прибрежных кувшинок к упавшей в воду огромной сосне.

Удилище лежало передо мною, его кончик выступал за край байдарки, а вращающаяся блесна третьего номера, свободно болтавшаяся на леске, чиркала своим тройником по поверхности воды.

Не прошла байдарка и двух метров, как блесна была схвачена выскочившей из воды щучкой. Выскочившей, как дельфин к рыбке, которую держит над водой дрессировщик.

Удилище изогнулось, дернулось, норовя свалиться за борт, но я успел схватить его рукой. Тут же опустил его в воду и ослабил тормоз катушки. Отдав молодой хищнице 3-4 метра лески, я вернул тормоз в прежнее положение и уже без каких-либо особых ухищрений довел дело до логического конца, то есть завел щучку в подсак.

Ловля по-македонски

У Михаила, учителя физкультуры и моего давнишнего напарника по рыбалке, уже второй час не было ни единой поклевки. Рыба на этот раз явно не рассматривала данный участок Финского залива в качестве своей столовой. Михаил набегался, насверлился, сел на ящик около двух лунок, поставил в каждой из них по удочке с мотылем на мормышке и стал от скуки жевать принесенные с собой бутерброды, повернув лицо к бледному январскому солнышку.

То ли шестое чувство подсказало, то ли услышал он легкий шорох, но скосил глаза в сторону лунок. Видит: поползла одна из удочек. Схватил ее одной рукой, а тут и вторая удочка поползла. Схватил и вторую, другой рукой. Одновременно сделал подсечки, но почти сразу заметил, что шевелящаяся тяжесть передавалась в руки одинаковым образом. Движения рыбы подо льдом синхронно отслеживались лесками обеих удочек.

Мишка понял, что имеет дело с одной, довольно приличной рыбиной. Что делать? Решение пришло сразу: отключив стопор на катушке правой удочки, он бросил ее на лед, а с помощью левой после некоторых усилий вывел в лунку окуня на полкило весом. Во рту у наглеца были обе мормышки. Видимо, он так, походя, между делом, решил оприходовать двух безжизненно висевших мотылей.

К сожалению, больше в тот день у Михаила поклевок не было, ни «с вывертом», ни рядовых.

Конспиратор

Почти на том же месте, но в другой день и с другим моим приятелем, Павлом, произошел еще один случай неординарной поклевки. Паша блеснил окуней на четырехметровой глубине. И довольно удачно: в загашнике уже было не менее 4 кг мерных (по 200-300 г) полосатиков. В очередной раз, отключив стопор катушки, он опустил блесну в лунку и стал ждать, когда она достигнет дна.

Блесна, планируя, погружалась, как обычно, не вертикально, а уводя леску немного в сторону. Но в этот раз Паше показалось, что она слишком долго опускается и что ей давно пора упасть на дно. Он подождал еще несколько секунд — леска продолжала сбегать с катушки в том же темпе. Тогда он остановил ее движение и в тот же миг почувствовал тяжесть солидной рыбы.

Сопротивлялась она вяло, однако подтянуть ее к себе оказалось непростым делом, как непросто было и протащить ее сквозь узкую горловину лунки. Но Паша хладнокровно выполнил все необходимые действия, и 600-граммовый окунь оказался на льду.

Красавец-горбач глубоко заглотал блесну. Видимо, хитрец схватил ее в момент планирования и продолжал движение в том же направлении и с той же скоростью, чтобы никто не догадался. Каковы были мотивы такого поведения? Трудно сказать. Может быть, он не хотел, чтобы завистливые конкуренты заметили результат его удачной охоты.

В.Филатов

Осенняя ловля леща на течении и её особенности

С похолоданием воды лещ на течении постепенно перестает покидать глубокие места и концентрируется в ямах, но пока еще не русловых. Поведение леща становится осторожным и довольно привередливым, и чтобы остаться...

Оснастка Болонской удочки и область применения

Основная область «правильного» использования болонской удочки — это ловля на достаточно сильном течении в 15-25 метрах от берега. Именно здесь она имеет преимущество перед матчевой удочкой за счет более высокой...

Ловля леща. Лещ обожает мормышки с желтыми «глазами»

Поиск леща Бывалые рыболовы считают, что стабильный клев леща (особенно крупного) наступает, когда лед окончательно окрепнет, покроется плотным снежком, а из лунок уже не будет выплескиваться вода под близкими шагами удильщика...