Рыбалка на Москве реке летом - Рыбалка. Рыболовный сайт "Ни Хвоста, Ни Чешуи..."
«Рыбалка – это не увлечение, не привычка и, тем более, не просто желание заняться чем-нибудь в свободное время.
Рыбалка сродни поэзии: это – состояние человеческой души».

Рыбалка на Москве реке летом

Рыбалка на Москве реке летом

Несомненно, что одни и те же рыболовные места летом предоставляют рыболову намного больше возможностей для реализации его творческого потенциала, чем зимой. Тут и спиннинг со всеми его разновидностями, и проводка, и стационарная поплавочная ловля, и ловля со дна, и ловля поверху, и прочее, и прочее. Конечно, разноплановый рыболов будет иметь преимущество: у него больше вариантов действий, из которых он может выбирать наиболее подходящий к сезону и к состоянию реки (уровень, температура и прозрачность воды).

«Открытая вода» в наших краях включает в себя три времени года: весну, лето и осень. Конкретнее, это период с середины апреля по начало ноября. Конечно, мы говорим о «нормальной» реке, которой зимой положено замерзать, а к весне оттаивать.

Москва-река выше столицы вскрывается относительно рано. Зависит это не только от характера весны, но и от мощности сбросов с водохранилищ. Лед бы мог еще постоять, но сильный сброс воды поднимает его, ломает и уносит.

Воды Москвы-реки мутнеют незначительно, но уровень весеннего паводка может быть высоким. Я не любитель ловить по большой воде, когда не знаешь, куда «приткнуть» свою снасть: лучше подождать спада вешних вод.

Общие впечатления складываются из видения одиночных картин, а закономерности формулируются при рассмотрении отдельных явлений и фактов. Таким образом сложился и мой сегодняшний опыт ловли по открытой воде на Москве-реке — яркие эпизоды и отрывочные наблюдения, накопленные за многие годы, дали мне определенную сумму знаний.

Открытие сезона

Я предпочитаю открывать сезон ловли на Москве-реке ближе к середине мая. Важно, что в это время сама река обеспечивает меня насадкой. Это, в первую очередь, ручейник, затем пиявки-клепсины, личинки стрекоз и прочие «вкусности». В мае при ловле в проводку трудно ориентироваться па какую-то определенную рыбу. В уловах присутствуют плотва, подъязок, елец, окунь, ерш, уклейка, отменный пескарь, но особенно активен в течение всего мая голавль. По мере заступления на нерестовую «вахту» того или иного вида рыб количество его представителей в уловах уменьшается или увеличивается.

Однажды на день рождения, который у меня в мае, река преподнесла мне прямо-таки царский подарок. На ручейника я поймал 10 голавлей, самый крупный из которых потянул на 950 г, а еще несколько были в пределах 500 г. На личинку стрекозы попался яркий окунь граммов на 300. Но лучше всего запомнился крупный язь, которого я взять так и не смог. Я долго держал его, измотав так, что он уже лежал на поверхности воды, но берег был со ступенькой, и вытащить язя волоком было нельзя. Пришлось мне сползти в воду; на мне были болотные сапоги. Я подвел язя к себе и уже дотронулся до него рукой, как вдруг произошел банальный сход: крючок просто выпал из ранки в губе язя. Но особого расстройства не было — если бы я еще и язя взял, с учетом остального улова это было бы уже слишком. Кстати, погода в тот день была совсем не благоприятная: порывистый северный ветер при температуре воздуха около 8 градусов.

Еще одно весеннее впечатление. Я ловил взабродку около островов выше Звенигорода чудесное было место, известное, наверное, не мне одному. Слева в полузатопленных кустах, росших на острове, я услышал какие-то всплески. Вглядевшись, обнаружил стайку нерестившихся крупных лещей, в каждом из которых было по меньшей мере килограмма два.

Я попытался соблазнить их червячком, делая проводку вплотную к кустам. Куда там! Им не было дела до каких-то там червячков — они производили потомство.

Боясь их спугнуть, я стоял неподвижно и лишь наблюдал за этими рыбинами. Минут через десять все стихло. Лещи ушли.

Начало лета

В начале лета, когда почти вся рыба отмечет икру и разойдется по своим «летним квартирам», наступает время ловли на конкретных пятачках. Шаг влево, шаг вправо — и вы без поклевки. Такие места можно вычислить. Это, например, могут быть ямки под кустами, углубления за отдельными куртинами водной растительности, где течение замедляется.

В один прекрасный день я облавливал такой пятачок под крутым бережком: два на два и глубина всего-то около метра. На ручейника — плавная, уверенная поклевка. После подсечки рыба замерла на месте, а потом потянула в куст... Мертвый зацеп. Пришлось подойти по воде и отцепить крючок.

Примерно через час я вернулся в это место. Поклевка повторилась, но на этот раз рыба вышла на струю и встала. Создалось равновесие сил: ни она не могла двинуться дальше, ни я не мог завернуть ее. А закончилось все это обидным сходом. В своей проволочной оснастке я предпочитаю крючки мелких номеров; возможно поэтому-то и случаются сходы крупных экземпляров. Я почти уверен, что дважды брал один и тот же крупный голавль.

Лещ

Москворецкий лещ заслуживает отдельного разговора. В Москве-реке выше города достаточно много крупного леща. На участке Петрово-Дальнее — Барвиха распространена ловля леща на донную снасть, в том числе и ночью. Ловля эта бывает успешной.

Мое проволочное удилище дважды контактировало на Москве-реке с крупными лещами. Как-то я ловил взабродку в конце переката, где водная растительность кончалась и образовывалось ровное течение с глубиной около полутора метров. Стоял я на середине реки, почти по грудь в воде. Местечко предварительно слегка прикормил. На ручейника и опарыша поклевывали плотва, голавлики, ельцы. Попались даже два очень редких сейчас подуста.

Отпустив поплавок метров на шесть, я увидел типичную лещовую поклевку - «на подъем». После подсечки лещ сопротивлялся недолго и вскоре лег плашмя. Но как его взять? Я стою на середине реки. Подсака, конечно, нет. Вести леща к берегу через траву -безумие.

До отказа отведя удилище назад, я буквально положил леща себе на грудь, взял его за голову и побрел к берегу. Лещ весил 1,6 кг.

Вторая встреча произошла при ловле с берега. За развевавшимися по течению водорослями образовалось затишье, куда я и сделал заброс. На крючке был ручейник. Взял лещ, в своем обычном стиле, выложив поплавок. Беда была в том, что между заливом и берегом проходила сильная струя. Лещ вышел на струю и подставил свой широкий бок течению. Минуту-другую продолжалось «перетягивание каната», а затем — сход. И тут на противоположном берегу раздался хохот. Оказывается, на траве там возлежала «компашка», и моя неудача вызвала у них искреннюю радость. Много ли надо таким людям для счастья?

С крупным лещом связан еще один курьезный эпизод. Я тихонько сплывал на резиновой лодке по Москве-реке выше Звенигорода. На берегу мужичок, вцепившись обеими руками в согнувшееся удилище, пытался рывком выбросить рыбу на сушу. На поверхности показался лещ, не желавший, да и не способный по причине своего немалого веса летать по воздуху. Раздался треск удилища, и лещ скрылся под водой. Мне всегда претила подобная манера выбрасывать подсеченную рыбу в кусты и затем искать ее, весело матерясь. От таких ловцов я держусь подальше.

Вдоль бровки

От Петрова-Дальнего до самого Рублева протянулся плесовый участок Москвы-реки. Течение ровное, дно каменистое или песчано-галечное, глубина приличная. Эти места хорошо подходят для организации проводки с берега, с прикормкой. Следует отметить, что ложе Москвы-реки на многих ее участках имеет своеобразную конфигурацию: у берегов глубже, чем на середине. Так вот, для правильной проводки крайне необходимо обнаружить внутреннюю бровку, так сказать бровку наоборот, где от прибрежного углубления дно начинает повышаться к середине реки. Иногда эта бровка находится в 10 метрах от берега, а иногда и в 20-25. Найти ее с помощью 6-7-метрового удилища с катушкой несложно. После прикормки проводку нужно делать, придерживаясь найденной бровки.

Самой результативной насадкой при такой ловле является ручейник, которого можно найти как в самой реке, так и в ручьях, впадающих в нее. Ближе к осени бывает эффективен мелкий навозный червь. С прикормкой я особенно не мудрю: это молотые сухари или манка, закатанные в шары с вязким грунтом.

Большую часть улова составляет густера. На этом участке реки она попадается отменная. Мой личный рекорд — 600 граммов. Соблазняются насадкой и голавль, подлещик, плотва. Иногда очень мешает мелкая плотва, перехватывающая насадку у более солидных экземпляров.

Поденка

Давно и упорно, со времен Сабанеева, утверждается, что в период вылета поденки рыба, объевшись ею, перестает интересоваться каким-либо другим кормом. Не знаю, может быть мой случай не типичен, но самые обильные и разнообразные по видовому составу уловы на Москве-реке у меня были именно во время вылета поденки. Могу привести точные даты: с 8 на 9 июля 1999 года и с 6 на 7 июля 2000 года, в районе Усова. Эти двое суток выдались на удивление ясными и тихими. Клев не прекращался с вечера до самой полуночи, пока был виден поплавок, и возобновился часов с четырех утра. Поденка массово вылетала в сумерках. Вся река от берега до берега была во всплесках и кругах от поднимавшейся рыбы. Подумалось: «А ведь рыбы здесь очень много!» Наверное, к поверхности поднялись все речные обитатели. Нежные мотыльки сотнями облепляли мою одежду, щекотали лицо. Костер потрескивал от падавших в него поденок. Течением уносило целые скопления насекомых.

Свой рыбацкий успех в эти дни я объясняю тем, что ловил не на какие-то каши и смеси, а на ручейника, чем-то напоминающего личинку поденки. К слову, два рыболова, ловившие выше меня на донки, поймали на червя в ночь с 8 на 9 июля 1999 года крупного угря.

На лягушонка

Много лет подряд я практиковал на Москве-реке выше Звенигорода ловлю голавля поставушками, на лягушонка. Могу утверждать, что голавль начинает питаться лягушатами уже с конца мая, а не ближе к осени, как принято считать. Гиганты мне не попадались, но 3-4 голавля от 300 г до 1 кг составляли мой средний улов за одну «ночную смену». Подробности можно найти в моих прежних публикациях.

Спининг

Москва-река в летний период представляет значительный интерес и для спиннингистов. Правда, на уловы, исчисляемые десятками голов, и на трофейные экземпляры здесь рассчитывать не приходится. Основные объекты ловли — окунь и щука. Щуку крупнее 1,5 кг мне здесь ловить не доводилось, но неуверенные выходы за блесной более крупных особей я наблюдал. Ловля ходовая. Поскольку оба берега Москвы-реки «простреливаются» автобусными маршрутами, то я обычно выбираю некий пункт А. и из него с ловлей спускаюсь по течению или поднимаюсь вверх до пункта Б.

Спиннинговые вылазки запоминаются не количеством пойманной рыбы, а чем-то примечательным, необычным. Как-то в середине октября я прошел уже километра два по берегу реки, безуспешно делая заброс за забросом. Я помнил одну небольшую ямку на середине реки, в которой у меня раньше неоднократно бывали поклевки. На этот же раз я исполосовал ямку забросами вдоль и поперек — и ничего. Поднялся выше по течению и половил там какое-то время, но внутренний голос мне нашептывал: надо бы вернуться на верное место. Я вернулся, и на втором забросе на блесну мягко села щука на полтора килограмма. Где же она была раньше?

Ниже Петрова-Дальнего вращающуюся блесну часто атакует мелкий жерех, которого, конечно, следует отпускать. В Москве-реке водится и солидный жерех, но он настолько скрытен, что поймать его может только специалист или везучий рыболов. Я был свидетелем того, как два подростка примитивнейшей дедовской спиннинговой снастью поймали жереха под 4 кг, но этот случай — из разряда нелепых удач. А один раз я шел берегом реки и подбрасывал блесенку в интересные места. Краем глаза углядел нечто необычное буквально у себя под ногами. Вплотную к берегу вполводы шла группа крупных жерехов. Они меня не видели, поскольку я стоял в высокой траве, и спокойно, повиливая хвостами, поднимались вверх по течению. Я тут же сделал несколько забросов вдогонку. Где там...

Беды Москвы реки

Нельзя обойти молчанием те беды, которые свалились на Москву-реку и которые носят как общий, так и чисто москворецкий, специфический характер. Так как река выше города во многих местах доступна для личного транспорта, то наплыв народа, желающего отдохнуть на лоне природы, особенно в выходные дни, весьма значителен. Ну какие могли бы быть возражения против идиллической картины «Наши люди на отдыхе», если бы не одно большое НО. Эти «наши люди», как с цепи сорвавшись, прямо-таки соревнуются, кто больше загадит место своего отдыха. Буквально горы мусора, целые свалки всевозможных бутылок, пакетов, одноразовой посуды и т.п. громоздятся по берегам. А стеклянные бутылки не просто выбрасывают, их обязательно разбивают. Пещерные люди, мне думается, имели большее представление об экологии, санитарии и гигиене, чем современные «парнокопытные».

На участке от впадения Истры и ниже введена платная рыбная ловля по путевкам. Меня всегда интересовал вопрос, на каких основаниях делают платным тот или иной естественный водоем, не находящийся в частном владении. В свое время подводилась некая доказательная база, вроде зарыбления водоема, его очистки или борьбы с браконьерством. В данном же случае ничего подобного мы не наблюдаем. Какие такие стерляди или радужные форели запущены в Москву-реку? О чистоте уже сказано выше. Что же касается борьбы с браконьерством, то как ставили сети и бесчисленные «телевизоры» местные умельцы, так и продолжают это делать средь бела дня. Единственная цель работы местной инспекции, кажется, заключается во взимании денег с человека с удочкой. Куда идут эти деньги, можно только догадываться.

Еще одна напасть, показательная для Москвы-реки выше столицы, — это отчуждение участков береговой линии. Какой-то трактир в районе Волкова отгородил свое жизненное пространство, построив забор, уходящий в воду. Но это чуть-чуть, а целые километры берега отчуждены на участке Усово — Барвиха. И в первых рядах захватчиков находятся — увы! — крупные федеральные чиновники, призванные по долгу службы защищать нас с вами от всяческого произвола.

Рыбалка в Краснодарском крае

Рыбалка – самый увлекательный и интересный вид отдыха, так считают все любители рыбной ловли. В Краснодарском крае, где множество лиманов, рек, озер, прудов и рыбных хозяйств, рыбалка доставит удовольствие и принесет...

Петушиное слово

Когда пришла долгожданная пора перволедья, мне удалось упросить мастера нашего цеха Василия Матвеевича взять меня на рыбалку. Заводские рыболовы называли его «профессором», и я мечтал поучиться у него.

Записки деревенского рыболова

Ловить рыбу я начал в раннем детском возрасте на протекавшей около моей родной деревни Бори (Псковская область) небольшой речке Вердуге. Конечно, уловы тогда были небольшими, хотя Вердуга в те годы...